Tuesday, December 22, 2015

Landing


Быть может, мы стоим на том краю Земли,
Где старые часы все также неприметно
Пробили нынче час и стали корабли
Из космоса назад садиться на планету.

Быть может, нам открыт сегодня звездный путь,
Прочертится маршрут уже на звездных картах
И в самый первый раз отметят, где свернуть,
Примарситься в краях достигнутого Марса.

Когда-то вспоминал давным-давно отец,
Как он остолбенел при виде самолета.
Но разве достижим развитию конец,
Чтоб нынче удивить ракетою кого-то.

Tuesday, December 15, 2015

Стелларатор


Гляди, мой друг, что видит взор,
Какое чудо перед нами.
Вот этот маленький прибор
Зажег нам солнечное пламя.

Нам видеть суждено восток,
Где свет рассвета новой эры,
Здесь рукотворится исток,
Исток немеренных энергий.

Ненужной станет даже нефть,
Уже не надо будет газа
И перестанет в небе тлеть
Глобальной гибели зараза.

Гляди, мой друг, что видит взор,
Наука вещего куратор,
И этот маленький прибор
Имеет имя -- стелларатор.

Monday, December 14, 2015

Баллада 36

От жажды умираю над ручьем...
                                     Ф. Вийон

Баллада 36


От жажды умираю над ручьем,
Иду оттуда, где еще я не был,
Дурачусь по приходу с дурачьем
И колбасу на ужин ем без хлеба.
Пишу о том, о чем бы помолчать,
Молчу подчас, когда молчать не надо.
Стихи, тогда попавшие в печать,
Окажутся всего лишь буффонадой.

Я тоже ведь по жизни обречен
Прожить не там, не так под синим небом,
Или кого-то подпереть плечом,
Иль убежать от вражьего набега,
Что ты даешь, мне не возможно взять,
Что я даю, тебе совсем не надо.
Стихи, тогда попавшие в печать,
Окажутся всего лишь буффонадой.

Я часто обнимаю горячо
Того, кому я доверяю слепо,
Не зная, что он будет уличен –
Духовные ковал покорно скрепы.
Уйти из прошлого и новый путь начать.
Пускай сегодня будет эта дата.
Стихи, тогда попавшие в печать,
Окажутся отнюдь не буффонадой.

Прислушайся, мой друг, часы стучат.
Стоят по кругу цифры циферблата.
Стихи мои, попавшие в печать,
Лишь для тебя остались буффонадой.



Monday, November 30, 2015

Собака


Сонет 321. Собака

Событий прошлых долетает гул.
А, может быть, прочитанная повесть.
Собака эта точно ли питбул,
Иль близкая замешанная помесь.

Каким судьба владеет рычагом,
Кому и кто окажется вдруг милым,
Собака эта, ну, из ничего
Его за что-то сразу не взлюбила.

Откуда было этой суке знать
И, ничего не ведая о прошлом,
На заднице, на лбу ль увидеть знак,
Чтоб засчитать за это нехорошим.

Сознаньем управляет бытие,
А что ведет собачее чутье.

Thursday, November 26, 2015

День Благодарения

Правнук


Общаюсь с дочерью на русском языке,
А с внучками уже на англо-русской
                                                      смеси.
И если доживу, в коротком далеке
Английский будет, Ной, с тобой
                                         один уместен.

Нам будущего ход не суждено узнать
И следующее где ожидает лето,
Но хочется тебе мне, милый, пожелать,
Чтоб Герцога ты спел когда-то
                                       в "Риголетто".

Америка

Покуда свет земной зари
Лучи бросает на дорогу,
Кого мне, друг, благодарить
Ведь я, отнюдь, не верю в бога.

Кому назначить эту роль,
К какому обратиться царству,
Ты лучше, милый, мне позволь
Быть благодарным государству.

Оно, как сказочный король,
И кров дарует мне и пищу.
За это злой иль добрый троль,
Чай, благодарности не взыщет?

Страна имеет флаг, и гимн,
И знак текущего момента,
Где возвышается над ним
Лицо живого президента.

Он черен кожей или бел,
Он одарен или бездарен,
Я принимаю сей удел –
Я государству благодарен.

Под звуки гимна я стою,
Стою под флагом полосатым
И всем курносым и носатым
Вручаю истину свою.


Friday, November 20, 2015

20 ноября

Диагноз

Стою перед бездной,
Где ужас земной.
Уже бесполезно
Бороться с судьбой.
Законы известны,
В них смысл не изъять,
Под текстом железным
Теснится печать.
Бессильны потуги,
Бесцелен протест,
В дрожащие руки
Вручается текст.
Не надо для дела
Искать мудреца,
Здесь черным на белом
Причина конца.
Держу строки эти,
Стою на краю
И песню о смерти
Тихонько пою.

Река памяти

Деревьев корни виснут над рекою,
Но держатся стволы еще пока,
А в вышине толпятся надо мною
Чужих небес чужие облака.

И тикают секундами минуты.
Природа в неприкрытом неглиже.
Как будто не нашел себе приюта
Покой в моей истерзанной душе.

И что теперь осталось за спиною
В сыром жилье на первом этаже,
Лишь память лет, что прожили с тобою
И в прошлое утекшая уже.

Деревьев корни виснут над рекою,
Но держатся стволы еще пока,
А в вышине толпятся надо мною
Чужих небес чужие облака.


Sunday, November 8, 2015

Разное

Я всю жизнь распевал песни на стихи С.А. Есенина, играл Хлопушу в его пьесе Пугачев, начитан о его кончине, имел книжки его стихов, но только недавно, на старости лет, узнал о его пьесе Страна Негодяев и некоторую большую информацию о жизни и смерти.

С.А. Есенин. Страна Негодяев

Здесь пригодится для рифмы Гундяев,
Хоть патриарх, в первой строке
К пьесе с названьем Страна негодяев.
Автор − Есенин в том далеке.

Глянул. Стихи не особо звучали.
Что до сюжета. Теперь он не нов.
Нечто подобное позже писали:
Сагу про Бендера Ильф и Петров.

Сразу гонения грозными стали.
Чтобы укрыться от вражеских сил,
Тайно закончил бегущее ралли
И под косого в психушку скосил.

Но убежал вдруг с толпою народа.
Это исход был. Последний парад.
Нету для выхода, дверь лишь для входа.
Шаг был последним, привел в Петроград.

Некие будни, то ль воскресенья,
Что-то твое или что-то мое,
То ли погоду – неба явленье
В Раше обычно укроет вранье.

Вот с самолетом. Было такое.
Сколько Россия потратила сил
На объясненье: дело простое,
Он себя сам наполам разломил.

Так и Есенин. В этом примере
Черным по белому случай прошит.
Или вскрыл вены себе в Англитере,
Или повесился, или убит.

Голову хоть замотай в одеале,
Или заснешь, или наоборот.
Пьеса с названьем Страна негодяев
В жизни поэта – крутой поворот.


Собрания

А сколько на Земле живет людей,
А черные где обитают дыры,
А, между прочим, сколько лошадей
Имеет и теперь Рамзан Кадыров.

Никто не знает, нечего считать,
Одни лишь только небыли и были, 
И также точно, точно не узнать
У Брежнева число автомобилей.

А в древности, гляди, другой закон,
В основу информации положен,
Известно нам, что мудрый Соломон
Имел семь сотен молодых наложниц.

А вот и наш еще пример другой,
Те самые и там звучат напевы --
Владимир-князь, Владимир, князь святой
Шесть сотен содержал в гаремах девок.

Великие остались имена,
А нам одни загадки и разгадки.
В прошедшие, наверно, времена
Дороже бабы были, чем лошадки.

Дороже бабы были, чай, машин
И золотые, чай, носили серьги.
Один вопрос всего неразрешим,
Правители откуда брали деньги.


Е. Ройзман. В Свердловске

За годы войны, афиши кричат,
Горе испить до дна,
Была убита двадцать одна
Тысяча свердловчан.

А за два  -- традцать седьмой и восьмой,
В Свердловске не скажут нигде,
Расстреляно ровно же столько людей
Сталинскою рукой.

Беда уступает дорoгу беде
В новом раунде игр.
Сегдня где разбомбились, где?
Там где-то около ИГИЛ.

Monday, September 28, 2015

Золотая осень

Золотая осень

Почти октябрь, а лето длится,
Свое дыханье горяча,
Чтоб опадающие листья
Не отвечали за печаль.

Дождя земля сухая просит
В тугом переплетеньи дней,
Покуда золотая осень
Идет дорогою своей.

А дуб, стоящий, между делом
В придумке, сделанной давно,
Вдруг желудь бросит неумело
В мое закрытое окно.

И в этой памяти, звучащей,
Когда желтеют зеленя,
Я что-то вспоминаю чаще
Тебя, любимая моя.


20 лет (газете Новости Филадельфии)

Излучая теплый свет,
Обсуждая то и это,
Выпускается газета
Нынче ровно двадцать лет.

Не сочтя за тяжкий труд,
Обе: Ольга и Мальвина,
Что ни день неутомимо
На плечах ее несут.

А на титульных листах
Разместилась очень крепко
Всем известная прищепка –
Утвердить газетный стаф.

И о чем тут говорить,
Ведь в “соответствии моменту”
Всем, кто вносит в дело лепту,
Не пора ль уже налить.

Излучая теплый свет,
Обсуждая то и это,
Выпускается газета
Нынче ровно двадцать лет.


Пение

Я тоже пою, иногда при народе,
Но тише, конечно, чем пел Паваротти.
И сразу признаюсь и честно, и прямо --
Незнание нот моя горькая рана.
Но тем этот труд все же мне интересен,
Что сам сочиняю я песни для песен.
И снова признаюсь, хоть, может, неловко,
Двоюродный дед мой был Герман Ядловкер.
И больше добавлю теперь уже смело
И внучка поет, да и дочь моя пела.
Ах Аннушка, в церкви всем гордо скажу я
Исполнила "Аве Мария" вживую.
Вот правнук родится и, выставив цену,
Дай Бог, Метрополитен пустит на сцену.

Thursday, September 17, 2015

5776

5776

Зачем, чего рубить с плеча,
Потоки лжи разоблачая,
И плачет, и чадит свеча,
Уж ничего не означая.

Ведь не откроет поворот,
Хотя еще дорога длится,
Совсем другие створки от
Ворот, где новое хранится.

И несвободный от забот
Над ложем, ото сна измятым,
Закончился еврейский год
Семь "тыщ" семьсот семьдесят пятый.

А время все течет, течет,
Чтоб мне не выходя из "дому",
Забросить руку на плечо
Приветом семьдесят шестому.

И как совсем удалена
Мысль, что подчас вопросом виснет,
Какая будет толщина,
Для всех евреев, Книги жизни.

Ну ладно, это долгий счет,
Но как ответить на другое,
Мне не известное еще,
Куда, когда запишут гоев.

Зачем, чего рубить с плеча,
Потоки лжи разоблачая,
И плачет, и чадит свеча,
Уж ничего не означая.


Monday, August 31, 2015

Чужих небес далекая страна

Сонет 312

Пройдут, улягутся года,
Как строки на бумаге,
И приведут они туда,
Где будет суд в Гааге.

Чему-то кончится отсчет,
Но только для кого-то
Отсидки срок свой путь начнет
В обломках самолета.

Пусть он, не прилагая рук,
Но взглядом словно плетью
Послал – пустить ракету Бук,
Заправленную смертью.

Придет, придет расплата
За смертный грех когда-то.



Сонет 315. Ирридентизм

Империя на глиняных ногах,
Возможно, сапоги и не из глины.
Никак, никак не наступает крах,
Скрижали, видимо, не разрушимы.

Как Раша примет Путинки стакан,
Так сразу, сразу надо на закуску
Схватить кусок у прилежащих стран,
Где проживает очень много русских.

Уж много измов, пролагая жизнь,
Вдали светили призрачно воочью,
Ирредентизм покуда, накось вынь,
Сегодня им застрял, блин, в горле костью.

Империя на глиняных ногах,
Никак, никак не наступает крах.



Сонет 316

Мне так противна путинская Раша,
Мне так противна, даже, что не жаль.
И кажется была уж лучше наша,
Та гадость, из которой уезжал.

Как оказалось просто для чекиста,
Используя повадки подлецов,
Вновь воссоздать империю фашизма
Опять с нечеловеческим лицом.

Ужели счастье жизни только в этом –
На танке бронированном езда
По нашей настрадавшейся планете.
Гори, гори, гори, моя звезда.

Все сказано, нет смысла добавлять.
Умом Россию, право, не понять.



Cонет 318

Как прожитая жизнь вся перемолота,
Хотя теперь совсем удалена.
Все смотрит, смотрит из былого холода
Чужих небес далекая страна.

Я прежде знать хотел другие мнения,
Чего-то ждал и что-нибудь хотел,
А нынче только чувство омерзения
От прошлого доставшийся удел.

Все мельтешит испитый и исколотый
Весь ил людской, поднявшийся со дна,
Все мельтешит промеж серпа и молота
Иная современная шпана.

Какое счастье, что удалена
Чужих небес далекая страна.

Sunday, August 2, 2015

Спасибо

Читатели, читатели мои,
Живущие в неведомой мне дали,
Спасибо вам, ведь что ни говори,
Приятно, что меня вы прочитали.

Спасибо вам, добавлю я еще,
Вам, чьи лишь только ощущаю тени,
Тем, кто на сайте делают подсчет
И отмечают даты посещений.

Monday, July 27, 2015

Рассвет заката

Сонет 313. Воображения

Свои воображения мы строим
На образах из жизни своей. Те,
Те образы из жизненных историй
Несем доселе в вечной суете.

Нам недоступно некое иное,
Которое рассудку не поднять.
И оттого стоящие устои
Не надо рушить или поменять.

Поэтому нам ангел человечен,
И бесконечен, вечен солнца свет,
И невозможно нам взвалить на плечи
Бесчисленную даль других планет.

Свои воображения мы строим
На образах из жизненных историй.


Рассвет заката

Мы знаки, смыслы, тени, души,
Энергий темных длинный ряд,
Все, разом притянув за уши,
Понять хотим. Что говорят?

Куда идем, откуда вышли,
Кто пролагает жизни путь,
Мы расшивеливаем мысли,
Приняв смирновскую на грудь.

При уповании на Бога,
Вдруг обнаруживаем: бес
Всю нашу светлую дорогу
Уводит прямо в темный лес.

Иль вдруг заметим мы природу,
С ней тщимся обнаружить связь,
Хотя обратно на погоду
Влияет жизни нашей грязь.

И, право, будто для плаката
Готовый ищем мы ответ:
На берегу пора заката,
А на другом уже рассвет.

Friday, July 10, 2015

Атеизм


Был чистым ли нечистым
Я в прошлые года,
Но только атеистом
Я в жизни был всегда.

Подчас несла тревогу
По делу голова,
Но никогда на бога
Я все ж не уповал.

В ограде ли на воле
Осуществляя быт,
Как на футбольном поле
Сам гол хотел забить.

Пусть не сказал ни разу,
Но горд уже я тем,
Что в сборник детских сказок
Не верю я совсем.

Был чистым ли нечистым
Я в прошлые года,
Но только атеистом
Я в жизни был всегда.

Thursday, July 9, 2015

Сказка про Марс

Аты-баты, шли солдаты.
Вместо Колы пейте квас.
Прилетели космонавты,
Приземлилися на Марс.

Кто такие? Нет вопросов.
Нет вопросов, кто они.
Это не америкосы,
Наши русские, свои.

Кто набит газетной ватой,
Тому проще понимать,
Что российским космонавтам
Легче правильно летать.

Натянули шмотки, боты
И отправилмсь гулять.
Ходят возле самолета,
Чтобы здесь не заплутать.

Ходят, впрочем, осторожно,
Не разводят ералаш.
Разобраться здесь не сложно:
Хоть Крымнаш, да Марс не наш.

Вот пошли тихонько в гору,
Удивился вдруг пилот,
Посмотрите на приборы –
Здесь, возможно, кислород.

Дай проверю это лично,
Нету силы утерпеть.
Достает из сумки спичку,
Или будет здесь гореть.

Вдруг откуда-то весь синий
Вылезает некий дед,
И руками машет сильно,
И орет понятно – нет.

Может, в почве этой дело,
Что-то в почве развелось.
Мы же только рядом сели,
Ничего не взорвалось.

Дай проверю это лично,
Нету силы утерпеть.
Достает вторую спичку,
Или будет здесь гореть.

И опять вылазит синий,
Вылезает синий дед,
Вновь руками машет сильно
И орет понятно – нет.

Отчего ему тревога,
Что суется Карабас?
Нет, приборы врать не могут,
Дай зажгу на третий раз.

В третий раз по эпилогу
Некий новый поворот.
Вылезает на дорогу
Ихний синий весь народ.

И руками тоже машут,
И орут аж нету сил,
Заворил, конечно, кашу
Дед, начальник, видно, был.

Нет, ваш крик не напугает,
Космонавт стеной стоит,
Третью спичку зажигает
И горит она, горит.

И чего вы, идиоты...
Их резонит космонавт.
Но сегодня ведь суббота,
Зажигать нельзя – шаббат.

Sunday, July 5, 2015

Памятная дата


Сонет 310

Здесь птицы другие, они не поют
И, кажется, что не пугливы.
Ты здесь оступилась, а я все стою,
Стою все на крае обрыва.

Заплачена, думаю, полностью мзда
За комнату в здании рая
И смотрит из неба немая звезда,
Глядит на меня, не мигая.

Прости, дорогая, что я не донес
Тебя до зеленого рая,
Да что там грустить о минувшем до слез,
Прошедшую жизнь вспоминая.

Здесь птицы другие, они не поют
У безды бездонной на самом краю.

Thursday, July 2, 2015

Пожар



Сонет 309

Ко мне злой злобы тонны в каждом,
Возможно, свой явили лик
И жаром, вспыхнувшим однажды,
Пожаром дом живой сожгли.

Дом, где английские уроки,
Где класс компъютерный чадил,
Где я в назначенные сроки
Концерты даже проводил.

Листая нынче на диване
Свои прошедшие года,
Я понимаю -- не восстанет
Былая радость никогда.

Все, что на поле жизни сжал,
Пожар, пылающий, пожрал.

Saturday, June 13, 2015

Сказка про дрова



Парень по лесу шагал,
Шел и песни напевал,
Шел из чащи на опушку,
По пути нагнал старушку.
Дело делая свое,
Та несла домой колье.
Тяжелей, чем кирпичи,
Чай, дровишки для печи.
Пот ручьями наземь тек.
Говорит, ты б мне помог.
Даже радостно ему,
Отвечает, помогу.
Помогу, коль баба просит,
До опушки кладь доносит.
Баба радостью горит,
Поренька благодарит.
Милый, слышь, я Баба-Дуня.
Между прочим, я колдунья.
Что здесь долго говорить,
Могу отблагодарить.
Не стесняйся, говори
Три желания свои.
Парень аж покрылся паром,
Отвечает, я ж задаром...
Не стесняйся, говори
Три желания свои.
Говорю в последний раз,
Начинай скорее сказ.
Парень смотрит, глядя в лес,
Подари мне Мерседес.
Как пойдешь по полосе,
Там машина на шоссе.
Только двери отвори,
Документы там твои.
Весь процесс довольно прост.
Говори второй запрос.
Да, второй... Все дело в том,
Что большой хочу я дом.
Если дом, бабуля, дашь,
Пусть бассейн там и гараж.
Как поедешь на авто
И второй проедешь стоп,
Вправо едешь, дом седьмой
Будет, парень, точно, твой.
В сени двери отвори,
Документы там твои
Не в разбросе, не в охапке,
Аккуратно в черной папке.
И последнее ему...
Дай красивую жену.
Хорошо, с машиной вместе
Уже баба в Мерседесе.
Только баба без бумаг,
Сам с ней позже съездишь в ЗАГС.
Видишь, парень, получил
Ты все, что не попросил.
А теперь, милок, без страха
Ты за все меня потрахай,
Жизнь в деревне не легка,
Я давно без мужика.
Возвратить пришлось должок,
Ложит бабу на лужок.
Ладно, Господи, прости,
Ее счастьем наградил.
И собрался уходить,
Бабка вздумала спросить,
Ах ты парень милый свет,
А тебе-то сколько лет.
Интересно, что ль, смотри,
Мне намедни тридцать три.
Тридцать три тебе, тетеря,
Не дитя, а в сказки веришь.

Friday, June 5, 2015

Ватерлоо

Ватерлоо. 18 июня 1815 г

Мне картиною в глаза
Красок полная палитра.
Ровно двести лет назад
Совершилась эта битва.

Отчего ему назло
Побежала жизнь по склону,
Отчего не повезло
В этот день Наполеону.

Мелочь малая всего,
Я секрет один открою.
Просто было у него
Обостренье геморроя.

Шесть десятков битв почти,
Побеждал почти что в каждой.
Но должно ж не повезти
Все ж когда-нибудь однажды.

Ровно двести лет назад
Совершилась эта битва.
Сколько ж было здесь солдат
В день один всего убито.

Тут другой судьбы расклад.
Люди гению до сраки.
Много тысяч трупов в ряд
Только лишь в одной атаке.

Вот такие, друг, дела.
Сколько может что-то длиться.
Перевернута была
В день истории страница.

Так закончилась гроза.
Возвернулся. Как ни странно,
Первым делом приказал
Приготовить себе ванну.

Хорошо в воде лежать,
Открывать глаза не быстро.
В ванне начал принимать
Он доклады всех министров.

Мне картиною в глаза
Красок полная палитра.
Ровно двести лет назад
Совершилась эта битва.

6.5.2015



Thursday, April 30, 2015

Армагеддон

Земля и нынче вся под кровью ран.
И я читал, уже не помню где-то,
Лежало только пять десятков стран
Когда-то на поверхности планеты.

А что теперь. Свет солнца не угас
И мы спокойно приняли на веру:
Стран стало больше, больше чем в пять раз.
Откуда? От распавшихся империй.

Слова слагая в строки верных фраз,
Какой пример я нынче предлагаю –
Распалась Югославия при нас,
Распалась, содрогаясь и стеная.

И вот другой иной расчет и счет,
Не прекращая праздничного пира,
Российская империя все прет,
Напротив прет истории всемирной.

В крови и лжи твердит: мне Богом дан
Иной исход месить живую глину.
На днях еще рвала Афганистан,
Затем Кавказ и нынче Украину.

Но ведь другой закон землянам дан,
Его ООН давно уж возвестила,
Лежит запрет, запрет захвата стран,
Агрессия нигде не допустима.

Но попирая право и закон,
Трясет Россия всю земную сушу.
Когда уже, какой Армагеддон
Последнюю империю разрушит.


Friday, April 24, 2015

Только раз
















Слова П. Германа,
музыка Б. Фомина

День и ночь роняет сердце ласку,
День и ночь кружится голова,
День и ночь взволнованною сказкой
Мне звучат твои слова.

Только раз бывают в жизни встречи,              
Только раз судьбою рвется нить,
Только раз в холодный зимний вечер
Мне так хочется любить!

Тает луч пурпурного заката,
Синевой окутаны цветы.
Где же ты, желанная когда-то,
Где, во мне будившая мечты?

Только раз бывают в жизни встречи,              
Только раз судьбою рвется нить,
Только раз в холодный зимний вечер
Мне так хочется любить!



Я привел текст романса – Только раз, по книге, обложка которой показана в начале подборки. На интернете встречаются и другие тексты. Мне лично, всегда не нравилась последняя строчка припева. Почему любить только в холодный зимний вечер. Думаю, любить хочется всегда. Поэтому я позволю себе несколько подредактировать текст.

Что ни день роняет сердце ласку,
Что ни день кружится голова,
Что ни день оборванною сказкой
Мне звучат твои слова.

Только раз бывает в жизни встреча,              
Только раз судьбою рвется нить,
Только раз в холодный синий вечер
Я так счастлива любить.

Тает свет пурпурного заката,
Синевой окутаны кусты.
Где же ты, желанная когда-то,
Ты, во мне будившая мечты?

Только раз бывает в жизни встреча,              
Только раз судьбою рвется нить,
Только раз в холодный синий вечер
Нам дано любовь испить.

Что ни день вращают стрелки время
И безмолвно стынут на виду
Голые опавшие деревья
И река, застывшая во льду.

Только раз бывает в жизни встреча,              
Только раз судьбою рвется нить,
Только раз в холодный синий вечер
Нам дано любовь испить.


И еще отдельный вариант на эту же тему.

* * * 
Что ни день вращают стрелки время
И стоят безмолвно на виду
Голые опавшие деревья
И река, застывшая во льду.

Наш союз опять уже не тесен,
Мы опять, как прежде, далеки,
Ты ушла и вот не слышно песен
В старом доме около реки.

Не хватило серебра и злата,
Старость отобрать все норовит.
Это просто горькая расплата
За глоток пленительной любви.

Saturday, March 28, 2015

Сонеты

Сонет 286

В том месте, где было и тихо и пусто,
Возводит нам, люди, иные скрижали
Поэзии вечной живое искусство,
Рождаясь на почве любви и печали.

Обыденность где-то покажет нам новой,
А где-то проложит в неведомость тропы,
Беспечно сплетая лишь за словом слово
В тугие и полные истины строфы.

Спасибо, родная, что рядом с тобою
Прошел я полжизни сквозь терни и пустынь,
Полжизни служил тебе верным слугою,
Тебе отдавая и мысли, и чувства.

Возводит поэзия камни-скрижали,
Рождаясь на почве любви и печали.


Сонет 288

Я сделал много для тебя,
Хоть не был крепким и плечистым,
Ты, благодарность” мне храня,
Теперь назвала – эгоистом.

Чтоб изумленье превозмочь,
Я горько вымучил улыбку.
Здесь сказка Пушкина точь в точь
Пример про золотую рыбку.

Прошедшим нечего трясти,
Ведь нет к прошедшему возврата
И благодарности не жди
За совершенное когда-то.

Жить надо проще между теми,
Кто деньгами дорогу стелит.


Сонет 290

Как будто текст, написанный, измятый
Иль не сосредоточились глаза
И потому немного непонятно,
Что автор высказал, а что не досказал.

Но это просто ловкая уловка,
Где некая укрыта глубина.
Бежит, бежит повдоль дороги бровка
И никуда не денется она.

Прочти опять, опять прочти не быстро,
Простое лишь легко понять всегда,
Глянь в глубину и, может, вспыхнет искра,
Чтоб разгадал, что автор загадал.

Конечно, раздражает неприятно
Прочитанное, если непонятно.


Сонет 291

Какая жизни странная стезя,
Не рассказать, поскольку это сложно,
И то, что можно сделать, то нельзя,
А что нельзя, то вовсе невозможно.

Как будто огорожен огород,
Но это вовсе даже не ограда –
Преграда, чтоб сюда чужой народ
Не пролезал – его сюда не надо.

Беда всегда приходит не одна,
И за бедою сразу лезет горе,
Полыни горечь, ан не лебеда,
Все привкусы другие переборет.

Какая жизни странная стезя,
И то, что можно сделать, то нельзя.


Сонет 293

Как будто заяц в чистом поле
Промчался предо мной стрелой.
Так часто кто-то недоволен
За нечто, сделанное мной.

И это непременно будет
Ведь тот, обидно хоть до слез,
Кому я множество на блюде
Подарков жизненных принес.

Не надо денег мне, не злата,
Мне жизнью посланный собрат,
Такая суждена оплата
За совершение добра.

Как будто заяц предо мной
Промчался по полю стрелой.


Сонет 301

История так тщательно хранит
Свои давно запрятанные тайны,
Что не понять -- открытия мои
То ль радостны или совсем печальны.

Находки все потом вручить кому.
И некому, и не найти ответа,
Ведь люди часто, очень часто тьму
Воспринимают, как источник света.

Но думаю, уже не первый раз,
И эта мысль моя пускай вестима,
Что истина, укрытая от нас,
Должна открыться, не пройдите мимо.

Как часто люди, очень часто тьму
За истину приемлят. Почему?

Tuesday, February 17, 2015

Жертвы

Жертвы

Сзади годы лежат, километры,
Мир прекрасен, а то и не мил,
Принуждает – приносим мы жертвы
Для того, чтоб остаться людьми.

Но бывает, прорвется наружу
Боль, что прежде скрывали от глаз,
И прервется давнишняя дружба,
Как в заборе заделаный лаз.

Ты меня не мани и не трогай,
Обожди или лучше не жди,
Под откос побежала дорога –
Моей гордостью скованный щит.

Сзади годы лежат, километры,
Мир прекрасен, а то и не мил,
Принуждает – приносим мы жертвы
Для того, чтоб остаться людьми.


* * *

Пора менять порядок
Вращения оси,
Я больше уж снаряды
Не стану подносить.

Не думай, что я гордый
Иль некий маргинал,
Я в жизни не по хорде,
По кругу пробегал.

Но не проси, не надо,
Не надо больше слов,
Ведь все мои затраты,
Как ветром унесло.

И что ты обнаружишь,
Расковыряв развал.
Не рви мне лучше душу –
Она еще жива.


Баллада 33

Один идет левее,
Другой идет правее,
А этот вот хлопочет
И волочит рюкзак,
А этот вот не хочет,
Не хочет быть евреем,
Не хочет быть евреем,
Не хочет, ну никак.

А этот веселится:
Родился он в столице,
А этому грустится:
Он из села – чудак.
Какое представленье:
Ведь место для рожденья,
Ведь место для рожденья
Не выберешь никак.

А этому обуза
Его большое пузо.
Накачиванье пресса,
Как полководцу флаг.
Другого интереса,
Как уменьшенье веса,
Как уменьшенье веса
Не выдумать никак.

Мой друг, куда добраться
Нельзя... Чего стараться,
Трудиться, напрягаться,
Чего достичь никак.


Четверостишия
          
            Наталья Резник, Одностишия

Уставшая от жизненных затей.
Как ты хотела голою побегать,
Но Боже мой, как много здесь людей,
Намного больше, чем завалов снега.

Когда ж я лифчик у тебя снимал
И тело начинала жечь услада,
Из уст твоих слетало – ах нахал,
Отнюдь не означавшее – не надо.

Теперь хоть вспомнить, вспомнить что-то есть,
Хоть на минуту вылезти из тени.
Ты берегла свою, конечно, честь,
Но только хорошо, что не со всеми.

Прости меня за грубые слова,
Уж больше не ласкающие уши.
Теперь всего осталась голова
И только для того, чтоб ею кушать.


Модель

Судьба с какой-то целью,
На радость или страх,
Ввела тебя моделью
Во всех моих стихах.

Сказав – мели, Емеля,
Над пропастью во ржи
Хоть каждою неделю
Из истины и лжи.

И потекли потоки
В строках через края,
А ты шептала только –
Нет, нет, не так, не я.

И все же я упрямо
Бесстыдно раздевал,
Как жертву перед ямой
Прозрачный идеал.


Сонет 300

Разбежались крысы с корабля.
Их инстинкт иль мысль какая гонит,
Или чтоб не лицезреть меня,
Иль корабль скоро мой потонет.

И, приняв покорно сей финал,
Паруса уже не поднимаю.
Держится корабль за причал
И бортами больше не качает.

Не сушу уж больше сухари,
Не нужна мне больше солонина,
Памятью звезда одна горит
Над судьбой, что, впрочем, невестима.

Где теперь титаны и атланты.
Держат мой корбль только ванты.

Thursday, February 5, 2015

Черный ворон

                     Эдгару По

Окружает старый город
Без заборов и ворот
Дом, в котором черный ворон,
Себе жертву изберет.

Залетит туда без стука,
Не тревожить будто чтоб,
А потом, потом услуга
Привезет, доставит гроб.

Или в дом другой, без знака
Ни под крышей, ни внизу,
Дом, откуда в автозаке
Черной ночью увезут.

Или мало тебе сласти
Божей власти над судьбой
Ты еще отдался власти,
Власти, проклятой, земной.

Ну зачем ты служишь власти
Антиподом доброты –
Приносить с собой несчастье
Иль предвестие беды.

Не отбелит тебя пудра,
Не касайся даже к ней.
Ты, конечно, очень мудрый,
Только есть тебя мудрей.

И вращается по кругу
Черно-белое кино,
Мою верную подругу
Ты слетал забрать давно.

Знаю, черная дорога
Побежит и предо мной,
Подожди еще немного,
Черный ворон, буду твой.

Friday, January 2, 2015

Ярослав

Ярослав (Мудрый) – второй сын
Рогнеды и Владимира

Князь киевский аскетом
Не был. Вовсю блудил.
За десять лет с Рогнедой
Шесть деток наплодил.

Один сынок убогий,
Хоть ни хохол, ни лях,
Таскал больные ноги
Свои на костылях.

Годков вспорхнула стая.
Гонец приносит весть:
У князя, знай, другая
Жена сегодня есть.

Рогнеда пусть не тужит,
Восходят зеленя,
Пусть выбирает мужа
Любого из бояр.

Как много грозных нитей
Их прочертили связь.
Ответь, что я Княгиней,
Княгиней родилась.

Останется в помине,
Ответь, скажи ему,
Что я была Княгиней,
Княгиней и помру.

И слушая в тревоге
Слова, что в высь вели,
Убогий встал на ноги,
Отбросив костыли.


Малуша

    Добрыня и Малуша

Малуша, ты кто?

Отец их из Любеча с именем Малк.
Чье имя? Еврейское что ли?
Детей отобрали иль сам их отдал
На службу при княжеском доме.
Загадка. Над ней попотей-ка.
Их двое. Еврей и еврейка.

Уносит история в даль времена
На листиках общей тетради,
Осталось придумать для них имена
Хоть правдоподобия ради.
Придуманы шатко и валко
Два имени – Товий и Малка.

А как поменять нам на русский манер
Такое еврейское имя,
Как Товий – добро, и тогда, например,
Приемлимо имя Добрыня.
Считался он в нашем рассказе
Наставником-дядькой у князя.

А девушка, Боже, какая краса,
Глазищи неведомой сини,
И стана осанка, гляди, чудеса,
И ключницей служит княгине.
А с именем вышло получше
И Малку назвали Малушей.

Цвела, расцветала ее красота,
Быть может, не только наружно,
Ее полюбил, Святослав и тогда
Наложницей стала Малуша.
А время промчалось вестимо
И сын народился Владимир.

От древних времен и до нынешних дней
Все та же, все та же скамейка.
Считают евреи родство, что еврей
По матери, если еврейка.
И смотрит судьбина упрямо –
Еврейка Владимира мама.

Я даже подумать об этом боюсь,
Не то, чтобы вымолвить слово.
Крещенный еврей окрестил, стало, Русь
И дал ей ученье Христово.
Но память хранит нам доныне
Мамаши Крестителя имя.