Tuesday, December 29, 2009

Post cards







КОМПЛЕКТ ОТКРЫТОК ВЕРОНИКИ ГАШУРОВОЙ










М.Е.Юпп и В.Д.Гашурова


Впервые в истории эмиграции у художницы “Второй” волны Вероники Гашуровой был издан комплект из 12 открыток в издательстве “Сад искусств”, СПб, 2009, тираж 500 экз. На внутренней стороне обложки опубликован текст М.Е.Юппа “Художественные миры Вероники Гашуровой”.
Предо мной на столе эти открытки. Я пытаюсь разложить их по группам и это получается. Создается несколько групп, что говорит о широком диапазоне творческой деятельности автора. Однако вся подборка лучше разделяется на две части: реалистическую и абстрактную. При том последняя имеет совершенно самобытный характер. Я, как мне кажется, мог бы отнести ее к сюрреализму, где реальные предметы находятся или соединены с неким абстрактным предметом, или его положением. Здесь же реальные предметы окружены, вписаны в некоторую абстрактность, не соединяясь с ней, только находясь в ее окружении. Но всю подборку, в целом, пронизывает свойственное всем людям и особенно красивым женщинам чувство кратковременности молодости и красоты и неминуемое их увядание.
Рассмотрим пару открыток более подробно.
“Как хороши, как свежи были розы”.









Здесь изобраны два букета, свежие цветы и те же, но увядающие розы с опадающими лепестками. Необычная композиция. Обе вазы с цветами расположены в некотором абстрактном пространстве. Как правило, стихи или прозу иллюстрируют картинками, а я, напротив, поставлю сюда мои стихи.

Розы

Мысли наги, ноги босы.
В маске солнечных лучей
Просинь неба красит розы
В боль несказанных речей.

Розы. Бархатные розы,
Перепутанность полос.
Лепестками никнет россыпь
Негой пахнущих волос.

Над цветами вьется прядка,
Запах солнечный храня,
Юность, юность больно кратка
В храме вечного огня.

Юность, юность, как ты кратка.
Промелькнула будто миг.
Нежность розы льнет утратой,
Невозвратностью томит.

“Двадцатый век”.



Изображение, в основном, абстрактно. В какой-то мере автору удалось, может быть, угадать и мое представление об этом времени, которое невозможно выразить и сформулировать. Однако, думаю, что главную нагрузку несет фигура мужчины, отбрасывающая тень в пространство. Тень изломана, искорежена под прямым углом. Символ изломанной судьбы человечества в двадцатом веке и личной судьбы автора, перемещенной за годы скитаний с одого континента на другой. Не могу удержаться, чтобы не проиллюстрировать прием излома тени, имеющийся в моей поэме “Иеремия”. Вот несколько строк:

На вершине смерть с косой.
Солнце краешком заходит,
Отложив на небосводе
Тень огромной полосой.

Искривив на небесах
Переломанные ноги,
Исчисляет смерть итоги
Все в предсмертных письменах.

Черным ужасом горит
Хохот смерти, холод эха
В страхе рушит взмахи смеха
В темных скалах о гранит.



Напряженность существования отмечается и в пейзажных изображениях осени в природе, “Ветер осени” и “Мой сад”.
Мне довелось несколько раз видеть в квартире М.Е.Юппа три картины Вероники Гашуровой: “Нагая”, “Mанят дали…” и “Осень”. Должен отметить, что красочная палитра открыток ярче и более оптимистична.

Saturday, October 17, 2009

Сивилла











Сегодня из черной газетной страницы
Без помпы, конечно, и всякого шума
Сивилла решила ко мне заявиться
Из древнего римского города Кумы.

Во всяком явлении искорка света,
Я счастлив, легенду я зримо увидел,
Которую в древности, знаю, Овидий
О встрече Энея с тобою поведал.

Что ты рассказала, не ставя купюры,
Хотел Аполлон оросить твое лоно,
Но ты отказала, вот старая дура,
Отдаться ему самому Аполлону.

Хоть Бог обещал, что любое желанье
Исполнеит твое, чтобы ни захотела,
Как будто бы можно одними словами
Без рук и без губ дотянуться до тела.

Тогда попросила ты столько лет жизни,
Как много песчинок уместится в горсти.
Бог путь твой на много столетий нанизал,
Пока не иссохнут и жилы, и кости.

Промчались столетия. Верьте, не верьте,
Что тело, как ветка сухая застыло.
Чего же теперь ты желаешь, Сивилла?
Я нынче мечтаю, мечтаю о смерти.

И ты рассказала, не ставя купюры,
Хотел Аполлон оросить твое лоно,
Но ты отказала, вот старая дура,
Отдаться ему самому Аполлону.

2009

Tuesday, August 11, 2009

Нелегалка



Олене

Ты моя, дорога дальняя,
Не придумаешь в бреду,
Иммигрантка нелегальная
Я из Мексики бреду.

Сколько вынести положено,
Стало будто все равно,
Подвернулась моя ноженька
И опухла, как бревно.

И лежит земля бесплодная,
Нет, глянь, дыни, блещет плешь.
Ах какая я голодная,
Хочешь пей, а хочешь ешь.

Зеленеет сласть прохладная,
Но обидно, чуть до слез,
Ах какая я нескладная,
Прохватил меня понос.

Здесь не ходят люди толпами,
Не прибиться, не слинять.
Проводник ─ мудак задолбанный,
Домогается меня.

Ах судьба, судьбина злостная,
Не добраться, чую я
В злой пустыне ночкой темною,
В благодатные края.

Нет, добралась, вся измятая,
Видно, вынес твердый нрав,
И тружусь я, как проклятая,
Не дают лишь только прав.

Да, великая ты нация,
Твой закон всегда суров,
Ждет на хлопковых плантациях
Понавезенных рабов.

Ты моя, дорога дальняя,
Не придумаешь в бреду,
Иммигрантка нелегальная
Я Америкой бреду.

Sunday, August 2, 2009

День памяти жертв тоталитаризма

Тоталитаризм
( немецкий национал-социализм, русский cоциализм)



Давно ли к слову “коммунизм”
Искал, подыскивал все рифмы,
Теперь зарифмовал я их бы
Со словом “тоталитаризм” .
Тогда, когда метель мела
И ветер дул во все пределы,
История, твои дела?
Ты привела, куда хотела?
Не ты ли привнесла идей ─
Улучшить общество, и тризну
Былого прошлого, и дверь
Открыла тоталитаризму.
Я, может, преъявляю зря
Тебе претензии за дело,
Ты за делами не потела,
Тебе дела ─ до фонаря.
Чтоб светоч жизни не угас,
Призыв придуман был неистов:
Нам надо уничтожить класс

Помещиков-капиталлистов.



А мозг был ограничен, мал
Мой, чтобы думать мало-мальски,
И я спокойно принимал
Сей гнусный тезис каннибальский.
А там, совсем недалеко,
Другие люди жили, верив,
Что счастья им достичь легко ─
Уничтожением евреев.
Как будто на прием к врачу,
Какой режим мне лучше, ближе.
Теперь уже не промолчу:
Я тот и этот ненавижу.


2004

Хатынь



Родные наши! В печали великой,
Склонивши головы, стоим перед вами.
Вы не покорились убийцам диким
В черные дни борьбы с врагами.
Во имя Отчизны смерть вы приняли,
Но ваши сердца для нас пламенеют
Вечной памятью, вечной печалью
Над вечной землей с ярким солнцем над нею.

В солнечный день ─ весны начало,
Фашисты в сарай словно коров
Всех людей, старых и малых,
Согнали из всех деревенских домов.

Заперли дверь и затем запалили,
А тех, кто пытался спастись от огня,
Назад пулеметным огнем заносили,
Живых людей в крематорий гоня.

В убийствах таких понимали толк.
Спешили. Дома догорали.
В жизни, где каждый каждому волк,
Сегодня они пировали.

Война отгремела. Страна ожила,
Но здесь не стучали копыта.
Дорога от тракта сюда не вела ─
Казалось, что все позабыто.

Что время застыло, не зная страстей,
Неся караул благородный,
Когда по приказу высоких властей,
Здесь памятник создан народный.

И с этой поры словно символ прощальный,
Павших героев за правое дело
Звон колокольный, электропечальный,
Льется над всею землей Руси Белой.

Хожу по плитам Хатыни долго.
И снова, и снова готов бродить.
А кто, скажите мне, в силу долга
Обязан погибших был защитить.

В стране, где власть в руках у генсека,
Где только волю его творят,
На совести этого человека
Судьба народа, твоя и моя.

И если я завтра помру от болезни,
Которую вылечить где-то пустяк,
Кому для совести будет полезно
Памятник мне возвести на костях?

Родные наши! В печали великой,
Склонивши головы, стоим перед вами.
Вы не покорились убийцам диким
В черные дни борьбы с врагами.
Во имя Отчизны смерть вы приняли,
Но ваши сердца для нас пламенеют
Вечной памятью, вечной печалью
Над вечной землей с ярким солнцем над нею.


1975

Хайбах
Депортация чеченцев, 1944 г.
Погибли 705 чел.



Вершины гор молчат,
Хоть память не бела,
Ей как-то не с руки
С трагедией проститься.
Случился снегопад,
Из горного села,
Чтоб сесть в грузовики,
Не все смогли спуститься.

Решение нашли
Для немощных, недужных:

Согнали всех в конюшню
И заживо сожгли.
Где зверств живых места,
Там память кроет прах.
Добавим мы сюда
Еще одно ─ Хайбах.
Развеет ветер дым,

Развеет ветер тучи.
Ах немцы, ах Хатынь,
А русские, чем лучше.

2009

Friday, July 24, 2009

Персия

Паранджа

Караван

Глаза излучали немыслимый жар
Пожара. Пожара от вспыхнувшей страсти.
И даже дрожала твоя паранджа
От предощущенья грядущего счастья.
Рождалась мечта о слиянии тел.
Рождалась из недр невозможного чуда.
И только песок равнодушно скрипел,
Бескрайний песок, под ногами верблюдов.

Глаза излучали немыслимый жар
И пламя души прорывалось наружу.
Как тщетно пыталась укрыть паранджа
Тебя от желаний отвратного мужа.
Хотелось сбежать хоть за край миража,
За гребни барханов, под сенью оливы,
С любимым, с любимым в объятьях лежать,
В объятьях лежать молодой и счастливой.

Рассыпались звезды. В полночный Восток
Умчались мы в нежность с тобою и в радость.
Свою паранджу ты зарыла в песок,
Казалось, последнею частью преграды.
Но твой благоверный за грань рубежа
Безжалостно въехал на злобе погони,
В костлявых руках автомат не дрожал,
В оъятия смерти послав нас обоих.

Скончалась мечта о слиянии тел,
Скончалась мечта о возможности чуда.
И только песок равнодушно скрипел,
Бескрайний песок, под ногами верблюдов.

7.16.09

Запруда

Тебе бы выпить оранжад,
Ах соколиная соколица,
Околицею паранджа
Глазными прорезями колется.

Водица хлынет через край,
Дай водоему переполниться,
Хоть заперай, не заперай ─
Вода, как Божия поломница.

Запрудами не запереть,
Прорвется побоку протоками,
Так паранджа, как трафарет
Дверей, означенных порогами.

Не ограничит силы зов
Для тела, пробитого токами,
Любой расписанный узор,
Запретом выданный пророками.

Тебе бы выпить оранжад,
Ах соколиная соколица,
Околицею паранджа
Глазными прорезями колется.

7.19.09

Лифт

Госпиталь. В лифт я его загружал,
К коляске прибитого слабостью,
Как вдруг заходит к нам паранджа
Прямо персидской гадостью.

Как же такое можно посметь
В лоне цивилизации.
Так, наверное, выглядит смерть,
Люди, у каждой нации.

Лифт поднимался, тесня этажи,
Молчу, а в душе истерика.
Как же такое в тебе может жить,
Американская Жмеринка.

7.21.09

Sunday, July 5, 2009

Последние слова


Приют Св. Иосифа,
Распятия на стенах

Иные земные законы
Не время ль менять, теребя
Устои, чтоб черные кони
Свезли на кладбище тебя.

Случайность бегущих оказий
При счете бессчетности дней
Сменить на права эвтоназий,
Включаемых волей твоей.

“Распятие”─ символ жестокий,
Едва ли нам в нем рассмотреть
У жертв перебитые ноги,
Распятым приблизиашим смерть.

За что нам наследие мести,
Зачем при любом естесстве,
Что день, всем, собравшимся вместе,
Тебя распинать на кресте.

Иные земные законы
Не время ль менять, теребя
Устои, чтоб черные кони
Свезли на кладбище тебя.


* * *

Речами покаянными
Там дела не стереть,
Где стынет долгожданною,
Желанной стынет смерть.

Устанет настоящее
И станет пировать
Железная ледящая
Больничная кровать.

Помашет белым саваном,
Бери его надень.
С момента того самого ─
Потусторонний день.



Последние слова

Еще не сидел на стуле,
Стоял еще, только вошел
Сказала ─ нас всех обманули,
А позже ─ мне хорошо.

Меняются “беды” и “румы”,
Уже не приносят снедь.
Как медленно очень, бесшумно
К тебе подступает смерть.

Уже высыхают лужи,
Сохнет сырая земля.
Тебе уж ниткто не нужен
Больше. Не нужен и я.

Monday, May 25, 2009

Голубые облака

Приют

Непригодно для житья
Место горького приюта,
Скорбный голос бытия
Не доносится оттуда.

Не доносится до вас,
Люди, горя глас печальный,
Умиранья час начальный
Без убранства, без прикрас.

Где едва-едва горят
Огоньки и пляшут тени
Между этими и теми,
Ни о чем не говоря.

И парит, как мертвый сон,
Разрывая напрочь душу,
Непробившийся наружу
Безнадежный тихий стон.

Не доносится отсюда
Скорбный голос бытия,
Место горького приюта
Непригодно для житья.


Голубые облака

Все, что нажили ─ прожили.
“Ты придешь ─ придет покой.
Дети стали мне чужими,
Только ты остался свой.”

Я своим доселе не был.
Недоступными пока
Оставались в синем небе
Голубые облака.

Ни посты и не престолы,
Только влезешь ─ сразу слазь,
Для меня рубля не стоят,
Не нужна любая власть.

Я своим доселе не был.
Недоступными пока
Оставались в синем небе
Голубые облака.


Собака

Судьба не рыдала, не выла
На эту глухую беду.
И стыла сырая могила
Постыло в неполном ряду.

На этой могиле однако,
Не ведая зла и обид,
Лежала, сдыхая, собака,
Хозяин которой зарыт.

Не бросят на свежую рану
Ни дерево тень и ни куст,
Тут вряд ли кто поздно ли рано
Обронит скупую слезу.

И тают и время, и силы
На самом краю рубежа,
Я знаю ─ на свежей могиле
Мне тоже собакой лежать.



* * *

В жизни все подчас совсем иначе
Посреди фантазий, мифов, снов
Ведь мою привязанность собачью
Люди принимают за любовь.

Кто включает в сердце наши чувства ─
Побежать картинками кино,
Радостно, а чаще будет грустно,
Выключит и станет все равно.

Ах мечта ─ отведать долю счастья,
Надрывать мне душу перестань,
Может быть, привязанность собачья ─
Это не уплаченная дань.

В жизни все подчас совсем иначе
Посреди фантазий, мифов, снов
Ведь мою привязанность собачью
Люди принимают за любовь.

Monday, April 27, 2009

Ответ

Ответ

На здравие понес за упокой,
Рукою грязной микрофон потрогав,
Ты вздумал нам вещать устами Бога,
Но оглянись ─ стоишь к Нему спиной.

Возводишь будто мира легион,
Неведома тебе земная драка,
В случившейся твоей войне с Ираком
Едва ли перебили миллион.

Едва ли перебили миллион,
Пополнить чтобы ада катакомбы,
Все объяснимо ─ не достало бомбы,
Был мирный атом не сооружен.

Ты в милосердие обильно облачен,
Евреев, избежавших Холокоста,
Добить собрался в Палестине просто
И вот без страха вылез на рожон.

Ан не добил. Мечты не расцвели.
Бессилье злобы вырвалось наружу,
Источник гадости, переполняя лужу,
Смердит по-над поверхностью земли.

Вот отчего Великий Запад мой,
На муки не взирая и на жертвы,
Был вынуждаем раз уже не первый
От нечисти очистить Шар Земной.

И лик пока Природы не угас
От мрака, над тобой который веет,
Готовьтесь дать врагу отпор, евреи,
Пусть Неба Свет благославляет нас.

2009

Friday, March 6, 2009

23 февраля, Чечня, депортация чеченцев

Хайбах

..........Депортация. 23 февраля 1944 г.
..........Погибли 705 чел. Руководитель
..........операции ─ комиссар ГБ, впос-
..........ледствии сват А.Косыгина.

Какие времена. Дела, дела, дела.
От мелкого подчас все может измениться.
Случился снегопад. Из горного села,
Чтоб сесть в грузовики, народ не смог
.........................................................спуститься.
Так не идете вниз... Солдаты вверх взошли,
Преодолевши снег и встречный ветер
...........................................................вьюжный.
Согнали всех в конюшню
И заживо сожгли.
Где зверств живых места,
Там память кроет прах.
Добавим мы сюда
Еще одно ─ Хайбах.
Развеет ветер дым,
Развеет ветер тучи.
Ах немцы, ах Хатынь,
А русские, чем лучше.

3.1.09
Вставшим с колен

Я скажу открыто вам,
Впрочем, может, обоюдно,
Не люблю я мусульман,
Что, поверьте, абсолютно.

Но сегодня не пойму,
Вам какой закон Вселенский
Право дал держать в плену
Сотни лет народ чеченский.

Кто вам гвоздь засунул в зад,
И какое ваше дело
Вправо или же налево
Им идти. Какой базар.

Не помог и Божий Храм.
Просто ум совсем уж краток.
Хоть в своем бы доме вам
Навести чуть-чуть порядок.

2009

Wednesday, January 28, 2009

Холокост


* * *
..........Никто не даст нам избавленья
..........Ни бог, ни царь и ни герой,
..........Добьемся мы освобожденья
..........Своею собственной рукой.
..............................Интернационал

Когда Освенцим возвела Земля,
Евреев поголовно распыляя,
Скажите мне тогда какой Золя
Протестовал, сказав: я обвиняю.

Когда Освенцим возвела Земля
И в ужасе вселенский разум замер,
Какой Всевышний защитил тебя
От газовых, народ еврейский, камер.

Мне не понять до нынешнего дня
Зачем всю жизнь, за что гасили радость
Антисемиты, туркая меня,
Какую я, "я" людям сделал гадость.

Я эту мысль доселе не догнал
И более не буду время тратить.
Я здесь спою интернационал,
Эпиграф прoчитав на автомате.

2008