Tuesday, February 7, 2017

Викинги-норманны-варяги


Взгляд

Нам часто взгляд издалека
Светлее даже, чем из дома.
Вдруг станет близкая река
При устье вовсе незнакома.

И будет странно осиян
Каким-то незнакомым светом
Нам весь огромный океан,
Занявший чуть не полпланеты.

И часто будет темен том,
Давно написанных историй,
Нам повествующих о том,
Кто дом истории построил.


Мир викингов

Кто был главный генерал,
Где жила живая сила,
Что с собой тебя носила,
Ты весь мир завоевал.

Ты являлся налегке
Словно грозная зараза,
Отдавал свои приказы
На норманнском языке.

В чем деяния твои.
Как пришедший датский фюрер,
Ты норманнский конунг Рюрик
Русским Рашу подарил.

И лежит доселе груз.
Вас туземцы звали русы,
Потому зовется русским
Доживающий союз.



Рюрик

Рюрик. Рюрик – это только имя,
Что дошло до наших дней.
Или о фамилии забыли,
Или не подумали о ней.

Если тебя править пригласили,
Врут о чем до натяженья жил,
Что же они адрес твой забыли
И не знают, где ты прежде жил.

Так чего сегодня мы имеем,
Хоть спроси, а хочешь не спроси.
Викинг Рюрик русским стал Энеем,
Основатель матушки Руси.


Олег

            Как ныне сбирается Вещий Олег
            Отмстить неразумным хазарам.
                                                А. Пушкин

Не первым был в Киеве вещий Олег,
По присказкам древним и старым,
Варяжское имя олегово Хельг,
И сразу влез в свару к хазарам.

Такая придумка здесь, видно, верна.
Хазарской была эта прежде страна
И, думаю, также едва ли
Ее они сами отдали.



Трезубец

Много мифов, как простуда.
Залетит, не знаешь как.
Неизвестно все ж откуда
В Украине этот знак

Я разведал у Додона,
Вроде в нынешнем году,
Будто бы от Посейдона
Он завелся в их роду.

Много мифов и морока
Разобраться – темный лес.
Может, это все же сокол
Камнем падает с небес.

Хоть налей и выпей брагу
И поновой наливай.
Может, сокол – знак варягов,
Залетевший в этот край.






Saturday, January 21, 2017

ТУ-154



Компот

Отмеренная квота.
Спеши платить, госстрах.
Обломки самолета
На всех семи ветрах.

Отлили из бутылки
Боярышника смесь,
Сказали, что закрылки
Всего причина здесь.

А президент Обама,
Не скорбью обуян,
Попер из Штатов самых
Служилых россиян.

Французам, что убудет.
Добавили в компот.
Жалеют, что не Путин
Сел в этот самолет.

Алеппо, ли Пальмира,
Устали, чай, бомбить.
С утра начало мира
Решили объявить.

Отмеренная квота.
Спеши платить, госстрах.
Обломки самолета
На всех семи ветрах.

2016

Москва – Сирия,
Первая остановка Сочи,
далее везде.

Вы, что слово, сразу врете.
Куртка – скажете пальто.
Было в этом самолете
Совершенно все не то.

Прояснилось в небе чистом
И поведало о том:
Были эти все артисты
Просто фиговым листком.

И начну отсюда сразу,
Выдам истину скорей.
Смену летчиков на базу
Везли с группой технарей.

Им раздали не галеты,
Ведь летели не гулять,
Догрузили им ракеты
И снаряды, чтоб стрелять.

А для неких прибамбасов,
Оказалось не говно,
Триста миллионов – баксов
Загрузили. Для кого?

Вот какие фигли-мигли.
Вывод истины суров.
Эти деньги шли для иглов,
Игловских боевиков.

Не блестеть однако злату,
Завербованным орлам-
Иглам с дня того зарплату
Срезали напополам.

Вы, что слово, сразу врете.
Нету сил уже терпеть.
Перегрузка самолета
Принесла с собою смерть.

2017


Friday, January 13, 2017

Душа

Душа

Я думаю, а где живет душа,
Что разломаю я и что нарушу,
Когда сосредоточась, не спеша,
В своем нутре найти пытаюсь душу.

Безмолствуют тогда мои уста,
Сознание вникает в сердцевину,
Ищу, ищу, но, кажется, пуста
Вся внутренность от живота по спину.

Ужель пуста вся житница добра,
Которую никак не обнаружу,
Быть может, я творенья просто брак,
Не индивид, а некий страшный ужас.

Я думаю, а где живет душа,
Что разломаю я и что нарушу,
Когда сосредоточась, не спеша,
В своем нутре найти пытаюсь душу.

2014


Душа

Все ищу, ищу, не обнаружу
Место, где я душу берегу,
А найду, не обнажу я душу,
Даже постаравшись, не смогу.

Кажется, в груди живет укрыта,
Чай, душа с рубцами острых ран,
В остове разбитого корыта
Недостач безмерный океан.

Там, душа, храни глухую скрытность,
Я тебя наружу не пущу.
Незаметной будь средь ям и рытвин
На пути, которым я тащусь.

Все ищу, ищу, не обнаружу
Место, где я душу берегу,
А найду, не обнажу я душу,
Даже постаравшись, не смогу.


2016


* * *

Я криком тишь нарушу,
Не торопи развал,
Не рви мне, Лада, душу,
Она еще жива.

Казалось – все так просто,
Что все у нас в руках,
Как на параде поступь
В кирзовых сапогах.

Но разошлись затворы,
Обрушились мосты,
Моей земной опорой
Быть перестала ты.

Последние аккорды,
Непрожитый финал,
Уж лучше бы на морду
Поставила фингал.

Кончай мотать мочало,
Не рви живую нить,
Ведь не начнешь с начала
Другою жизнью жить.


2014


Monday, December 5, 2016

Эней

Помпео Джероламо Батони. Эней.
Эней выносит из горящей Трои отца, с 
ним сын и жена, которая затем отстала и 
пропала.

Как трудно мне все-таки, люди,
Гекзаметром строки слагать.
Трехстопный пусть дактиль здесь будет
Пристойной заменой пока.

И я продолжаю упрямо
Вести построение строф,
Покуда и кочки, и ямы
Пройду по дороге из слов.

Спасибо, хоть дактиль умею,
И будет здесь им отражен
Рассказ о великом Энее
Со списком энеевых жен.

Весь список. Совсем почти пусто.
Две строчки, одна за второй.
Известно, троянка Креуса
Была его первой женой.

Судьба его долго носила,
Меняла страну за страной,
Но жизнь завершилась красиво,
Лавиния – имя второй.

И в чем же величие веет
Энея, летая за ним,
А это потомки Энея
Построили некогда Рим.

И все же добавить посмею,
Кончая здесь весь огород − 
Лавиния вместе с Энеем
Создали, чай, римский народ.

Я мало сказал о Энее,
Лишь крохи, отнюдь не сюжет.
Читатель, компъютер имеешь?
Открой, посмотри интернет.

Wednesday, November 23, 2016

Листопад

Листопад

Прочитанные книжные листы
Заполнены опавшими словами.
Так кипы опадающей листвы
Лежат ковром под нашими ногами,
Но резкий хруст от тяжести подошв
На что-то непнятное похож.

Прошедшие опавшие года,
Как листопод, рассыпанный за нами,
Лишь память словно ветер иногда
Вскружит, вскружит листву над головами,
Но листьев хруст под тяжестью подошв
На что-то непонятное похож.

Идет рассвет и отступает ночь,
День обнажает горечь листопада.
В природе невозможно превозмочь
Того, чему мы все подчас не рады.
И хруст листвы под тяжестью подошв
На что-то непонятное похож.


Смуты конец

Как много историй доселе не книжных...
Их выдал царю самый близкий сподвижник.
С Иваном Заруцким не долго рядили,
В Москву привезли и на кол посадили.
С ребенком все думали, кабы и если,
И возле Кремля порешили повесить.
Какая ж вина-то была у мальчишки,
Всего, что был сыном Марины он Мнишек.
Тащили ребенка, как куль с огорода,
А было ребенку всего лишь три года.
Веревка была сплетена из мочала
И тело под ветром, как тряпку, качало.
А были не люди, а волки из леса,
Петля не стянулась от малого веса.
И много часов стыл в предсмертной истоме
Ребенок покуда от ужаса помер.
Марину пока заточили в темнице,
Но вскорости там утопили в водице.
Рассказ этот, длившийся только минуту,
Поведал нам нынче про русскую смуту.


Памяти Беллы Фишман

Где-то вдали полосой берега
Над горизонтом растут.
Прости, Изабелла, что мой фрегат
Сегодня в другом порту.

Лежат за кормой моря и года,
Солнце на небе горит.
Прости, Изабелла, зрит в никуда
Смотрящий вперед бушприт.

Ты у причала ждала, чтоб мираж
Парус вернул над волной.
Прости, Изабелла, это не наш
Вращается шар земной.

Где-то вдали полосой берега
Над горизонтом растут.
Прости, Изабелла, что мой фрегат
Сегодня еще в порту.


Friday, November 4, 2016

Русалка



Жена собралась пироги
Испечь, достала скалку,
А он напялил сапоги
И в катер – на рыбалку.

Но рыбки не пошли клевать,
Шло время шатко-валко,
Да вдруг он начал замечать
Приплывшую русалку.

Лицо волшебной красоты,
Прелестейшая дева.
С такой красоткой лишь мечты −
Сходить подчас налево.

И избегая всех прикрас,
Он начал речь такую.
Дозволь мне, милая, хоть раз
Тебя я поцелую.

Целуй. Хотя бы только раз,
Здесь правила не строги,
И в тот же миг ко мне тотчас
Опять вернутся ноги.

И в тот же миг без громких слов,
Ломая жизни грани,
Неодолимая любовь
На нас с тобой нагрянет.

Ты бросишь дом, жену, детей,
Дарованных судьбою,
Лишь только, милый мой, затем,
Чтоб вечно быть со мною.

Эх, всех угроз твоих не счесть,
Кончай мотать мочало.
Давай скорей попробуй влезть,
Залезь сюда сначала.

Жег первый поцелуй огнем,
Был терпок он и сладок
И расцветился водоем
Волшебностью загадок.

Спустилась ночь любви полна
И месяц стыл на вахте.
Качала нежная волна
Заякоренный катер.

Когда ж оставил месяц пост
И свет пустил отроги,
Опять сраслися в прежний хвост
Ее живые ноги.

Что ж мы сдержаться не смогли
И мысли отлетели,
Что между поцелуем и ...
Должна пройти неделя.

Крутило время день за днем.
Что год. Всего минутка.
Теперь пенили водоем
Русалка и малютка.


Thursday, October 27, 2016

Святой Антоний

Сальвадор Дали. Искушение Святого Антония



Тебе судьба свою ухмылку щемит,
Присваивая неизвестный код,
Не разглядишь, что ты живешь в пещере
И видишь мир сквозь узенький проход.

Готовя снедь, ты думаешь, что вкусно,
И мнишь себя непризнанным творцом,
А результат -- наскальное искусство,
Его размер с куриное яйцо.

Струится жизнь твоя уже на склоне,
А сзади мир с земли и до небес.
Ты думаешь, что ты почти Антоний
И будто бес за шкирку не залез.

Тебе судьба свою ухмылку щемит,
Присваивая неизвестный код,
Не разглядишь, что ты живешь в пещере
И видишь мир сквозь узенький проход.

***
Нити связи -- ты и я,
Жизни взращивают стебель,
Мебель словно быль и небыль
Служит ложем бытия.

Кроме мебели еще
Здесь нужны другие вещи,
Ничего не будет хлеще,
Чем картин бессчетных счет.

И радея чередой,
В тенях стен картины сохнут,
Охнув, ты в раскрытых окнах
Разглядишь вдруг мир другой.

А в неведомой дали,
Там где утром солнце встанет,
Непременно жизнь обманет
Непонятностью Дали.